Томас Андерс рассказал, почему он не плачет на сцене

Томас Андерс рассказал, почему он не плачет на сцене

/ Новости / ILVER 10.04.2017 13:56

Томас Андерс дал интервью SWR4, в котором рассказал о своих чувствах и эмоциях при выходе на сцену.

Какой момент выступления для тебя самый лучший: незадолго до выхода на сцену, когда ты стоишь на сцене или когда все уже закончилось?
Томас: Когда я только появляюсь в свете прожекторов. Зрители как раз очень воодушевлены, аплодируют и ликуют. Это что-то совершенно умопомрачительное. И, конечно, когда под конец концерта у всех просто «сносит крышу» от радости, все счастливы, танцуют, у всех отличное настроение, это тоже очень клево. Можно сказать, что в самом начале я концентрирую свой слух, это логично, так как впереди целое шоу, а в конце меня переполняет нечто вроде гордости: я сделал это, зрители счастливы.

Мне кажется, как раз в те моменты, когда ты исполняешь баллады, эмоции зашкаливают. Иногда кто-то из публики начинает рыдать. Что происходит с тобой в такие эмоциональные моменты? Ты когда-нибудь пытался подавить в себе эмоции?
Томас: Редко.

Но такие моменты были?
Томас: Да, нужно сразу переключиться. Потому что есть различие... Когда я слушаю песню как обычный слушатель, то могу отдаться чувствам, дать волю чувствам... Но когда я стою на сцене — это всегда часть моей работы. Ты совершенно на другом сконцентрирован. Конечно, со мной происходит так, что когда я, к примеру, сижу дома за письменным столом, подбирая новые песни для своего шоу, в деталях выстраиваю драматургию шоу от начала до конца, определяю, какие песни будут исполняться в начале, какие станут кульминацией, и мне попадается какая-нибудь трогательная композиция, вот скорее тогда я буду бороться со слезами, нежели в тот момент, когда я стою на сцене. Это, действительно, вопрос концентрации.

То есть ты никогда не плакал ни на сцене, ни в студии?
Томас: Нет.

Можешь вспомнить какой-нибудь самый эмоциональный концерт или момент концерта?
Томас: Достаточно часто бывает так, что когда я исполняю YMHYMS, зрители, а это 10-12 тысяч человек, начинают петь вместе со мной, я протягиваю микрофон в зал и думаю про себя: «Классная работа, мне нравится, я все сделал правильно». От публики я получаю многое в ответ, потому что она эмоционально заряжена, подпевает мне. В программе у меня всегда одна или несколько композиций, которые зрители могут полностью исполнить вместе со мной.

 

Перевод: Елена Федорченко